На главную страницу

26

мая

2017

На главную
15 декабря 2008:
СВЯТИТЕЛЬ НИКОЛАЙ, АРХИЕПИСКОП МИР ЛИКИЙСКИХ, ЧУДОТВОРЕЦ
30 ноября 2008:
СВЯТЫЕ МУЧЕНИКИ И СТРАСТОТЕРПЦЫ БОРИС И ГЛЕБ
2 ноября 2008:
ЛЕТОПИСЬ Храма святых мучеников и страстотерпцев Бориса и Глеба в Дегунине
Все сообщения...

Из истории храма святых мучеников и страстотерпцев Бориса и Глеба в Дегунине


Нестеров. Святая Русь

Селение Дегунино известно по письменным документам с XIV в. В прошлом веке оно числилось расположенным в девяти верстах к северу от Москвы, слева от Большой Дмитровской дороги. В верховьях впадавшего в Лихоборку Спиркова вражка еще в 1700 г. существовал пруд.

Очень часто название села хранит историю его возникновения. Первое известное его название «Деигунинское» по форме выглядит как производное от имени владельца. Однако слово «Дегуня» не встречается в словарях ни современных, ни древних личных имен. Маловероятно и происхождение названия села от сочетания двух старинных имен - Дей (мужское, от греческого - божественный) и Гуня (уменьшительное от мужского Георгий, Егор, Сергей и от женского Агриппина). Другую версию высказывают ученые-лингвисты. В языках балтийских народов встречается слово «дегун» в значении «выжженная земля». Возможно, что древние балты, предшественники славян на нашей территории, дали такое название местности, где на сером фоне суглинка сохранялся черный культурный слой - характерный признак долго существовавшего древнего поселения.

Ясно, что село возникло задолго до 1336 г., когда оно было вписано московским князем Иваном Калитой в Духовную грамоту как пожалование княгине Ульяне с младшими детьми.

В 1353 г. великий князь Симеон Гордый, сын Калиты, завещал Дегунино своей жене княгине Марии. Наконец, в 1389 г. Дмитрий Донской отказал его своему сыну, князю Андрею. Но затем сведения о селе надолго исчезают, что косвенно связано с памятью Дмитрия Донского.

После смерти Дмитрия Ивановича его вдова княгиня Евдокия в память о муже и о блестящей победе на Куликовом поле в день Рождества Богородицы 8 сентября 1380 г. повелела построить в 1393-1394 гг. в Кремле белокаменный храм. Его так и назвали: Собор Рождества Пречистые Богородицы, «что на Дворце у царицы на Сенех». В первоначальном виде он не сохранился, но его фрагменты до сих пор просматриваются в Теремном Дворце и являются наиболее древними сооружениями Московского Кремля из дошедших до нашего времени. Известно, что образцом для Рождественского храма послужил дворцовый собор Боголюбовского замка на Клязьме.

Вполне вероятно, что сама княгиня или ее сын Андрей пожаловали на содержание причта новопостроенного придворного храма в вотчину село Дегунино со всеми угодьями и крестьянами. Село перешло из дворцового ведомства во власть православной церкви и больше ни разу не упоминается в духовных грамотах московских князей.

Последующие два века документальных сведений о селе почти не сохранили. Его подробное описание мы встречаем в писцовой книге 1584 г. Здесь впервые говорится, что в селе Дегунине, вотчине церкви Рождества, числятся «... церковь Борис и Глеб, древена, клетцки (прямоугольная, как изба - К.В.), при церкви двор попов, двор церковного дьячка, да три кельи, да двор протопопа с братиею. Пашни паханные середние земли Протопоповы с братиею 100 четьи (150 десятин - К.В.), а пашут их люди деловые, а крестьянские пашни 150 четьи...» Деловыми людьми называли тогда пришлых работников, которые работали за жалование и жили в протопоповом дворе. Кельи предназначались для церковных старцев, ушедших, на покой и живших в селе на полном обеспечении.

Описание свидетельствует, что еще незадолго перед этим село было центром цветущей вотчины, на территории которой перечисляются 24 «пустоши, что были деревни» и 3 «пустоши, что были селища». При Иване Грозном зверства опричников, опустошительный набег крымского хана Девлет-Гирея и эпидемия чумы привели к запустению тысяч деревень в Подмосковье.

Начало XVII в. было не менее трагичным для Руси. В истории оно именуется «Смутным временем», а в народе его называли «литовским разорением». Село было разорено, церковь уничтожена, и Дегунино снова стало деревней.

Постепенно селение возрождалось. В 1623-1624 гг. оно описано как «деревня, что было село Дегунино, а в ней был храм во имя Бориса и Глеба». Здесь состоят 14 крестьянских и бобыльских дворов, поделенных между протопопом и тремя попами московского собора. В 1633 г. церковь была восстановлена, на этот раз с приделом святого Евангелиста Иоанна Богослова, но при. новом описании говорится, что она «стоит без пения». Дегунино опять возродилось как село, но, видимо, еще оставалось слабым экономически. Это видно из указа 1635 г. патриарха Иоасафа, которым он дани с церкви «имать не велел». В 1646 г. в селе было уже 22 двора и 57 жителей, а в числе их владельцев добавились еще два соборных дьякона.

После сорока льготных лет на церковь вновь была наложена дань по прежнему окладу. Но храм, снова вписанный в Приходные книги, стал именоваться на этот раз несколько иначе: «Во имя святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова с приделом Бориса и Глеба».

Вот как развивалось село на грани XVII-XVIII вв.: в 1678 г. в селе числилось 17 дворов, а в них 63 жителя, в 1700 г. - 26 крестьянских дворов и 85 душ, в 1704 г. - 30 дворов и 90 душ. Развитие села было замечено, доходы малочисленной братии Рождественского собора, возможно, были оценены как чрезмерные...

В 1700 г. по государеву указу село Дегунино было изъято из вотчины Рождественского собора. Вместо доходов отсела причту собора назначили «жалованную хлебную ругу и на сукно деньгами». Тем же указом Дегунино было пожаловано бедному Алексеевскому девичьему монастырю, что в Москве, в Чертолье. Село перешло во владение игуменьи Марфы с сестрами.

Алексеевский девичий монастырь основал митрополит Киевский и всея Руси Алексий около 1358 г. в Москве, в районе Остоженки. В 1445 г. здание монастыря повредило страшное землетрясение. Затем были татарские нашествия, пожары. В 1514 г. архитектор Алевиз Фрязин построил монастырь в камне, но даже камень не вынес «большой московский пожар» 12 июля 1547 г., когда сгорела вся Москва. В том же году повелением царя Ивана Грозного Алексеевский монастырь был перенесен в Белый город, на Чертолье, а в 1837 г., в связи с началом строительства в районе Чертолья храма Христа Спасителя, обитель была переведена на окраину Москвы, в Красное село (теперь ул. Красносельская).

Жизнь села под властью Алексеевского девичьего монастыря шла своим порядком, но развитие его замедлилось. Вот что записано в Ландратской книге 1719 г.: в Дегунине 31 крестьянский двор, а в них 86 жителей мужского пола. И еще числятся в бегах братья Степан и Филипп Тимофеевы, Григорий Денисов, братья Панкрат и Алексей Ивановы, а Федор и Иван полугоду выехали с матерью своей. Это реальные имена живших в XVIII в. крестьян, а с ними, конечно, ушли матери, жены, сестры, дочери. Причины бегства нам не известны, известно только - от добра не бегут...

В 1761 году игуменья Алексеевского монастыря Ольга с сестрами посылают прошение в Московскую Духовную Консисторию, которым испрашивают позволение перестроить в своей вотчине сильно обветшавшую к тому времени Борисоглебскую церковь на средства «доброхотных дателей». В указе, последовавшем из Консистории в Селецкое духовное правление, разрешалось, по освидетельствовании состояния здания, «вместо онаго на прежнем месте и в прежнее именование новую церковь строить, в которое строение из старой церкви лес, который годен будет, употреблять». В следующем 1762 году, как свидетельствуют документы, новый деревянный храм во имя благоверных князей Бориса и Глеба уже был возведен, «иконами святыми, писанными искусным мастерством, украшен, всею церковной утварью, книгами и ризами и всеми потребностями удовольствован» и к освящению приготовлен. Старую церковь вынуждены были разобрать, так как она «состояла в крайней ветхости».По указу Екатерины II в 1764 г. была проведена секуляризация монастырских и церковных земель, и село Дегунино перешло в подчинение Коллегии экономии. Отныне крестьяне стали именоваться экономическими. В начале XIX в. это ведомство вошло в общий состав государственных имуществ. Положение государственных крестьян было легче, чем владельческих, и приближалось к положению свободных людей.

За истекшее столетие ставшая приходской Борисоглебская церковь не претерпела каких-либо изменений. По материалам консисторского архива известно, что в начале шестидесятых годов XIX века она представляла собой небольшой деревянный на каменном фундаменте объем с такой же колокольней, имела один престол и была «утварью достаточна».

Важным событием в жизни села стала прокладка по его землям линии Николаевской железной дороги, связавшей две российских столицы - Санкт-Петербург и Москву. На строительство дороги, продолжавшееся с 1843 по 1851 гг., были привлечены массы рабочих из многих губерний России, а дегунинцы были рядом. Экономические крестьяне, переведенные на оброк, могли свободно наниматься на постороннюю работу. Они были более свободны и в распоряжении землей, которую могли сдавать в аренду, а после 1861 г. — и продавать ее. Произошло отчуждение земель под дорогу, за что была выплачена в 1863 г. компенсация.

Большой участок земли оказался территориально отрезанным от основных угодий железной дорогой. Позже его уступили шотландцам братьям Мюр, которые приобрели 15 десятин земли за 4 900 рублей и устроили в 1895 г. химический завод на речке Лихоборке. Дела у предпринимателей шли неважно, и вскоре они привлекли к своему делу капитал и имя компании «Лепешкин и сыновья».

Еще раньше на арендованных у крестьянского общества землях появился довольно крупный кирпичный завод, принадлежавший богородскому купцу В.А. Прорехову, а впоследствии Толстякову.

Думается, что деньги, неожиданно доставшиеся сельскому обществу за отчужденные земли и от арендаторов, подтолкнули прихожан к мысли о строительстве новой каменной церкви. Делались вклады и натурой: Прорехов, например, согласился внести арендную плату единовременно, за 12 лет вперед, готовой продукцией, то есть поставил 360 тыс. кирпичей, необходимых по проекту для строительства храма. Приход, куда входили село Дегунино, сельцо Бескудниково и деревня Верхние Лихоборы, разросся. В 1861 г. в нем было 695 жителей. Конечно, деревянный храм стал тесен, и причт обратился в 1863 г. с прошением к митрополиту Филарету, в котором сообщал о желании прихожан построить новую каменную церковь «близ настоящей деревянной». В упомянутом прошении было высказано желание прихожан: «поставить все три престола рядом, один престол во имя Благоверных князей Бориса и Глеба, другой престол во имя Святителя и Чудотворца Николая, а третий - в честь кого пожелают». Там же говорилось о передаче всей утвари из деревянного в каменный храм после его постройки.

Средства на возведение храма собирались всем миром, включая добровольные пожертвования крестьян (за использование их земли под Николаевскую железную дорогу), приходского священника Симеона Страхова и церковную сумму в 2000 рублей серебром. Но поскольку сметная стоимость постройки оценивалась в 24 973 рубля 25 коп. и вышеуказанных денег явно недоставало, у Его Высокопреосвященства было испрошено разрешение на выдачу книги для сбора пожертвований сроком на 6 лет. В октябре 1863 года из Духовной Консистории последовал указ благочинному Московского уезда о дозволении священнослужителям и прихожанам села Дегунино возвести новую каменную церковь. Храмоздатная грамота за подписью митрополита Филарета была выдана просителям 12 ноября 1863 года.

Каменный трехпрестольный храм в селе Дегунино, выполненный в псевдорусском стиле, был построен рядом с деревянным в 1866 г. Он представлял собой «массивный параллелепипед с высокой полукруглой апсидой, трапезной и колокольней... В измельченных деталях фасада применен белый камень. Единое внутреннее пространство памятника с широко расставленными столбами перекрыто высокими сводами». Старожилы Дегунина рассказывают, что церковь была живописно расписана по стенам и сводам, имела богатый иконостас, иконы и облачения. На колокольне было два больших колокола.

В 1874 г. деревянный храм все еще стоял рядом с каменным. В тот период деревянный оставался Борисоглебским, а каменный был освящен во имя Николая Чудотворца. Два храма стояли в Дегунине с десяток лет. Известно, что только к 1884 г. деревянный был разобран.

(По материалам: кн. «Северный округ Москвы. Из глубины веков»; Историческая справка на церковь Бориса и Глеба в селе Дегунино)



| Главная | Храм | Расписание богослужений | События | Воскресная школа | Социальное служение | Библиотека | Проповеди | Фотогалерея | Пожертвования | Молодёжная организация | Архив | «Православная беседа»
2017 Рейтинг@Mail.ru Патриархия Православие.Ru